23:38 

Тетр абсурда или антиутопия.

Benedicite!
Can we just kill them all and not care?
Часть 1.
Корабль. Старый. Судя по всему, заброшенный не менее сотни лет назад. Здесь царит мрак и
запустение. Но не абсолютная тишина. Вечный покой периодически нарушается… Едва слышными звуками разбивающихся капель масла из трубопроводов о ржавый металл. Тенями автоматических дверей со сбившейся программой, которые периодически, с тихим шипением, открываются и раскрываются, словно дьявольский хищник щёлкает пастью, пытаясь поймать вечно ускользающую лань, никак не желающую попадать в ласковые объятия тисков смерти… Скрежет всё ещё работающих приборных панелей с тускло мерцающими голографическими дисплеями…
Не стоит думать, что это место необитаемо. Заброшено – да. Она обветшало? Несомненно. Но кто сказал, что в нём не может теплиться жизнь? Вы скажете, кто может прожить столько лет без пищи, без воды, без кислорода, без тепла? Я отвечу вопросом на вопрос. А почему вы считаете, что жизнь может быть только материальной? Если вы что-то не видите, это не значит, что его не существует… Ветер ласкает ваше тело в период зноя, но вы не можете протянуть руки и обнять его. Солнечный луч скользит по лицу, но вы не можете схватить его и упрятать в банку…
А это всё тоже проявления жизни… И вот здесь, в забытом всеми богами месте, есть некие эфемерные существа, что не хотят покидать эту обитель покоя… Что их держит? Ответ до ужаса прост. Всего лишь память. Ведь когда-то, они обитали в этом месте в слабых физических оболочках… Они на что-то надеялись, в кого-то влюблялись, ненавидели, страдали, тосковали, пытались отрешиться от мира… Они боролись и плыли по течению, бушевали от ярости и покачивались на волнах безмятежности, радовались боли и сходили с ума от наслаждения… Они чувствовали. Предавались таким мимолётным радостям жизни. Напитки и кушанья. Всевозможные развлечения. Задания и дела.
Но всё прошло. Кануло в лету. Ушло с водами Стикса, скромно пристроившись на краю лодки старика Харона...
Если вы думаете, что их покарали за излишнюю порочность, то отнюдь, вы ошибаетесь. Это не великий Вавилон, погребённый под собственной грязью…
Может это был закономерный итог? Высшая сила, вмешавшаяся в естественный ход событий? Пространственно-временной парадокс, из-за которого всё кануло в небытие? Возможно, что-то они делали неправильно? Кто знает… История скромно умолчала об этом факте, гнусно посмеиваясь над теми, кто хочет разгадать её тайные замыслы.
Остаётся точным только одно – чтобы не произошло, оно не смогло полностью остановить и уничтожить эфемерные существа, которые в простонародье именуются душами…
Иногда в коридорах слышатся странные шорохи, тихие позвякивания металла о металл, едва уловимое эхо далёких залпов смертоносного оружия... Иногда пол поскрипывает, но не видно тех, кто ходит по нему… Слышатся отголоски, но неизвестно, откуда… Видны тени, но чьи они?
Вот, вы видели?! Вы это заметили?! Там, за углом! Вон, там!
Нет?
А жаль… Ведь кто-то или что-то скользнуло в запылённую комнату и просочился в трещину на стене, оставив за собой лишь эхо ледяного хохота…

Часть 2.
Скиталец в безбрежной пустоте… Что потерял он здесь? Что пытается найти в безбрежных просторах космоса? Или, может быть, кого? Ответа нет… И наверное, никогда не будет…
Величественный кит медленно и неторопливо рассекает пространство. На его огромном теле, словно язвы и застарелые шрамы, выступают повреждения обшивки. Краска стёрлась, но осталось видно три огромных буквы, что некогда гордо смотрели на мир. Г, Е и Н. Что это за имя? Думаю, что практически из любых предложенных вами вариантов будет правильным. Ведь то, что заставляло всех при одном упоминании этого гордого названия трепетать, исчезло. Исчезла самая важная вещь, которая удерживает вещи в этом мире, а именно – Память. Не больше и не меньше. Возможно, что кто-то… Нет. Это пустые надежды. Корабль превратился в Забытого скитальца, он стал последним пристанищем Затерянного Легиона. Имя полностью отражает его суть. Песок времён стёр буквы со страниц жизни, развеял остатки разума, что служили хранилищем воспоминаний…
Но всё же, какое назначение у этого места теперь? Раз не осталось никого живого, кому потребовалось бы оно? А вы подумали о тех, кто уже избавился от оков бренного тела? А?
Ведь именно они скользят по погружённым во мрак коридорам, невидимые и не осязаемые. Эти существа всего лишь отголоски. Но кто сказал, что отголоски не могут просто надеяться? Не могут просто… Нет, не жить. Просто существовать и… Да, наслаждаться… Наслаждаться самим своим существованием и бесконечным осознание того, что лишь они истинны, вечны и непостижимы.
Эти неприкаянные души – самые счастливейшие существа в нашем умирающем мире. Ведь когда распадётся последний протон, они всё ещё будут существовать… И наслаждаться тем, что они – и есть квинтессенция такого простого понятия, как Память. Что лишь их естество помнит, что лишь их мысль поддерживает существование самой материи, что именно они, а не кто-то другой, пересекают бескрайнюю пустоту… одновременно с этим находясь в другой безбрежной пустоте – в самих себе… И их дом – это тот самый бессмертный Бродяга. Который, вполне возможно, так же бессмертен, как и они. Ведь он всегда в их памяти. А так же в том месте, которое они называют банальным и узким человеческим понятием, как разум…

Часть 3.
Где-то играет музыка… Хотя нет, не так… Где-то ощущается музыка… Нет, снова не то… музыка просто существовала, ведь не было ни музыкантов, ни инструментов, способных воспроизводить такие звуки… Прекрасное звучание органа покажется жалким писком мыши, по сравнению с этим бесконечно прекрасным звучанием самой пустоты космоса… И хоть её не было с слышно в чрезвычайно узком спектре, который мог восприниматься человеческим ухом, для НИХ она звучала совершенно отчётливо… Эти внеземные звуки преобразовывали саму реальность, вплетали в саму ткань мироздания что-то сюрреалистичное и потустороннее, что-то, что нельзя было не увидеть, не услышать, ни почувствовать, не осознать… Можно было только вплетаться в это безграничное и непознаваемое звучание… Ведь он состоял лишь из неё…
Он вздохнул… Если бы у него были лёгкие… Он провёл бы пальцами по ржавому металлу… Если бы его тело не истлело сотню лет назад… Он прошёлся бы по испещрённому трещинами полу… Если бы его кости не рассыпались в прах за миллион мгновений до этого момента… Осталось только эта эфемерная оболочка… Остался только разум, запертый в этой призрачной сущности, словно обезумевший зверь, сидящий в клетке… Он попытался закричать, но только смог выдавить из себя звуки тишины… Его крик оказался так же заперт в его разуме, один на один с измученным сознанием… Его безликая белая тень в безумном отчаянном порыве рванулась, ударилась об металл и… прошла сквозь него, раскалив тот до красна и навечно отпечатав на нём безглазое и безносое лицо с широко распахнутым в крике бесконечной боли лицом… Он снова и снова метался по пустым, заброшенным и обветшалым помещениям, он залетал в каюты, которые разбитыми стёклами иллюминаторов смотрели в пустоту космоса… Где все? Где все его братья, с которыми он прошёл всю дорогу жизни? Где те, с кем воевал и братался, кого любил и ненавидел? Они… они бросили его? Нет… Нет… Они ведь не могли бросить его, они должны были забрать его с собой, туда, где он бы наконец избавился от оков этого мира, вспорхнул бы гордой птицей ввысь и слился бы в ослепительной вспышке зарождения новой вселенной с мировым разумом…
Он вновь попытался закричать, но его потуги вновь ни к чему не привели…
Мысли заметались в его разгорячённом разуме:
«Нет! Нет! Нет. Нет? Нет?! Нет… Всё кончено… Но…» Он встрепенулся.
«Никого нет? Но как? Почему? Это невозможно… Почему? А почему да? А почему нет? Что если…»
Выход есть. Пусть эта дверь призрачна, но всё же… Есть возможность найти… Пусть не того, кто поможет ему, а того, кто просто станет ему собеседником…



«Да! Да. Да? Одно слово! Криогеника!»
Он быстро полетел по коридору, едва заметно взмахивая призрачными крыльями, храня надежду, что он не один в этом забытом месте…
Вот и отдел с надписью на шлюзе: «Вечный покой». Он не стал утруждать себя открытием двери, а просто прошёл сквозь неё.
Ряды аккуратных металлических гробов. Прозрачные крышки. Застывшие за ними лица. Он скользнул своими ощущениями по приборам жизнеобеспечения. В какой-то камере хранения ещё теплилась искра жизни.
«ДА! Да? Да… »
Он радостно закружил по помещению, взметнув в воздух маленькие ураганы пыли.
«Я не одинок!»
Стоит только активировать систему, стряхнуть пыль с генераторов, поддерживающих работоспособность ледяных хранилищ, как он вновь оживет… Пусть шансы малы, настолько малы, что в расчет их могут принимать только самые закоренелые математики… Но это, возможно, единственная надежда скрасить своё бесконечное существование. Шанс, которым он не может не воспользоваться.

URL
Комментарии
2012-08-15 в 14:02 

Лайверин
Лети, душа моя, на свет, лети на волю. Моя свобода - это миф, мечта рабов.(с)
период зная Зноя?
Ушло с водами Стикса, скромно пристроившись на краю лодки старика Харона... Красиво. Вот просто красиво.
не произошло Ни
Исчезла самая важная вещь, которая удерживает вещи в этом мире, а именно – Память. Угу. А когда исчезает память, на её место приходит что-то голодное и страшное...
Где-то ощущается музыка… Нет, снова не то… музыка просто существовала, ведь не было ни музыкантов, ни инструментов, способных воспроизводить такие звуки… Вселенная - это музыка, да?)

В общем, весьма достойно.:hlop:

     

Рассказы

главная